Конфликт между учителем и учеником: действия администрации

7300

А.А. Вавилова,

юрист­-консультант журнала “Справочник руководителя образовательного учреждения”

Нередко между учителем и учеником возникают конфликты, заканчивающиеся применением физической силы в отношении школьника. Для разрешения таких конфликтов требуется ответить на вопрос о том, была ли неправомерно применена к ребенку физическая сила или же учитель действовал законно.

Директору школы придется дать собственную оценку действий учителя, поскольку, если учитель действовал неправомерно, то ставится вопрос о его увольнении, а ученику возмещается моральный вред, компенсируется вред здоровью или имуществу (в случае причинения). Если же учитель действовал правомерно, то надо суметь убедить в этом родителей ребенка. Вполне вероятно, что образовательному учреждению придется готовиться к судебному разбирательству (в последнее время наблюдается тенденция увеличения числа обращений родителей в суд с иском к школе).

Правомерность применения силы к ребенку зависит от особенностей происшествия, т. к. они могут оцениваться по­разному. Поэтому большую значимость приобретают свидетельства незаинтересованных лиц. Если учитель считает свои действия адекватными, а ребенок (и родители с его слов) – грубыми, оскорбительными и наносящими ребенку моральный вред, то мнение обеих сторон может быть необъективным, т. к. и учитель, и ученик в этой ситуации – заинтересованные лица.

Директору необходимо задуматься о выяснении истины. Для этого важно собрать информацию. Допустим, у администрации могут быть основания предполагать чрезмерную или неадекватную реакцию родителей на действия учителя. В таком случае собранная информация применима или для обоснования правомерности действий учителя в возникшей ситуации, или для принятия решения о дисциплинарном наказании, если учитель, считающий себя правым, вел себя недопустимо.

Для прояснения обстоятельств потребуются показания свидетелей. Хорошо, если инцидент наблюдали взрослые, и они могут дать показания. Однако часто свидетели инцидента – ученики, и только они могут объяснить, что же в действительности произошло. Использовать свидетельские показания детей крайне сложно – они, в силу возрастных особенностей психоэмоционального развития, забывают или путают детали и последовательность событий, додумывают в соответствии со своим восприятием и фантазиями, легко поддаются влиянию и т. п. Поэтому опровергнуть (адвокатский термин – “опорочить”) показания детей в суде достаточно просто.

Если дети были единственными очевидцами, следует предпринять ряд действий, способных закрепить их показания наиболее приемлемым для суда способом. Рекомендуем сделать письменное закрепление свидетельских показаний детей. В случае продолжения конфликта в судебных органах, представления протокола, составленного с учетом правил, часто бывает достаточно. И суд, как свидетельствует практика, приходит к мнению, что не стоит вызывать несовершеннолетних на допрос для уточнений и оценки их показаний. Вызов в суд детей нежелателен (даже в качестве свидетеля) – это сильнейшая стрессовая ситуация для обучающегося, особенно начальной и основной школы. Отрицательно реагируют на вызов в суд и родители.

Конечно, лучшим вариантом было бы наличие объективного описания обстоятельств незаинтересованными взрослыми, а за их отсутствием – детьми старшего школьного возраста. Дети – такие же свидетели, как и взрослые. Минимальный возраст для свидетелей не определен, и неоднократно в зале суда проводились допросы учащихся начальной школы, но в присутствии педагога. Однако чем старше человек, тем проще ему выступать в роли свидетеля. И надо это учитывать.

Сразу после происшествия необходимо по возможности предотвратить распространение слухов об инциденте. Даже если ученик все видел сам, но услышит искаженную версию произошедшего, он может изменить свое мнение о ситуации. Поэтому имеет смысл сразу начать сбор информации об инциденте. Работникам школы надо дать строгое указание – не обсуждать произошедшее при детях и с не причастными к происшествию родителями. Обсуждение детьми случившегося тоже желательно пресечь (до того момента, как они будут опрошены). При этом детям, которые наблюдали событие, не следует общаться между собой (чтобы они не могли повлиять друг на друга). Важно, чтобы учеников о происшествии не расспрашивали до официального разбирательства (школьникам могут задать вопросы, ответы на которые они придумают, а потом, забыв, что ответ ими придуман, для создания впечатления на одноклассников, изложить его как факт, который они наблюдали). Например, всех очевидцев можно сразу отправить на уроки, где они не смогут общаться, или же занять их просмотром фильма, игрой, чтением книги, любым другим делом, которое гарантирует, что обстоятельства события не будут много раз обсуждены и в результате не превратятся в вариант “испорченного телефона”.

Следует придумать, чем занять детей в течение перемены. Полностью исключить общение не удастся, но стремиться к этому надо. Меры, которые были предприняты администрацией, желательно зафиксировать. Например, присутствие ребенка на уроке отмечается в журнале, внеурочные занятия также можно записать в соответствующий журнал или оформить справку (акт) за подписями педагогов, где будет описано, в какое время и чем были заняты дети после происшествия.

Если кто­то из учеников проявил инициативу рассказать о ситуации, предложите ему написать все, что он хотел бы сказать учителю или директору школы. Такой материал может храниться и использоваться для обоснования доказываемой позиции. Здесь важно привести аргументы того, что на ребенка не оказывали давление при написании такого рассказа, не диктовали, что написать. Советуем выделить помещение (кабинет директора, пустой класс), где в присутствии незаинтересованных свидетелей ученику будет предложено записать все, что он хотел сказать. Свидетели наблюдают и готовы подтвердить, что ни директор, ни учитель ребенку ничего не подсказывали, и текст им написан самостоятельно. После написания можно попросить ребенка дополнительно ответить (также в письменной форме) на уточняющие вопросы, подробнее рассказать о каком­то обстоятельстве происшествия, т. е. подготовить дополнение к заявлению.

Далее следует создать Комиссию по служебному расследованию (служебной проверке) (далее – Комиссия) из незаинтересованных педагогов. Ее создание (в кратчайшие сроки после того, как стало известно об инциденте) оформляется приказом. В состав Комиссии рекомендуется включить разных лиц: представителей администрации, профсоюза, школьного психолога, педагогов – тех, кого не будут подозревать в давлении на учащихся по причинам дружбы с обвиненным в нарушениях учителем или же, наоборот, стойкой к нему неприязни. Состав Комиссии должен свидетельствовать о максимальной объективности и беспристрастности ее членов.

Комиссия проводит опрос учащихся-­очевидцев. И вопросы, и ответы должны быть внесены в протокол, который впоследствии подписывается ее членами. Свою подпись могут поставить и опрашиваемые дети, если позволяет их возраст (ученик первого класса еще не умеет читать, ученик десятого – способен осознать происходящее и подтвердить письменно, что протокол он перечитал и все ответы были изложены верно).

Рекомендуется опрашивать учащихся индивидуально, по одному. Уже отмечалось, что следует пресечь обсуждение происшествия до того, как дети будут опрошены. Кроме этого, необходимо принять меры, чтобы опрошенные ученики не могли общаться с теми, кого еще не опросили. Принятие подобных мер имеет смысл зафиксировать. Например, детей можно вызывать для опроса с уроков, с внеурочных занятий, после чего они могут или пойти домой (если позволяет время), или вернуться на урок (при гарантии того, что опрошенные не расскажут одноклассникам о вопросах, которые им задавали, об их ответах, о реакции взрослых и т. п.). Если такой возможности нет, опрошенных можно специально чем­нибудь занять.

До начала беседы выясните, не обсуждался ли данный вопрос с другими очевидцами, с кем именно, какие мнения были высказаны и повлияли ли эти мнения на оценку увиденного (что опрашиваемый считает правильным, почему?). Наблюдения в судах тактики опроса несовершеннолетних показывают, что опытные судьи ведут себя максимально мягко и добродушно, сначала достаточно подробно знакомятся с ребенком и интересуются не относящимися к делу обстоятельствами (с кем дружишь, какие получаешь оценки, нравится ли школа, какие предметы любишь, какие учителя хорошие?). Опрос в Комиссии также должен проводиться с учетом личности опрашиваемого, с максимальным соблюдением такта и педагогической этики. Члены Комиссии не должны эмоционально реагировать на рассказ ребенка, т. к. это может повлиять на его восприятие.

Если это целесообразно (поможет в выяснении истины), опрос надо проводить в присутствии родителей, школьного психолога, еще одного взрослого, присутствие которого поможет ребенку чувствовать себя увереннее (например, классного руководителя, старшего брата или сестры). Присутствие родителей обязательно лишь для суда и некоторых других органов власти. Присутствие иных лиц необходимо, лишь когда ученик настолько испуган перед Комиссией, что ему сложно что­либо внятно рассказать. Если же с первоклассником рядом будет находиться, например, его брат-­десятиклассник, ребенок может почувствовать себя увереннее. Приглашенные для беседы с учеником лица не должны:

• оказывать давления на ребенка;

• выражать свою оценку происходящего;

• подсказывать ребенку ответы;

• задавать наводящие вопросы;

• иным образом (выражение лица, тон речи и т. п.) влиять на его рассказ.

Функция присутствующих при опросе взрослых лишь успокоить ребенка, сказать ему, чтобы он не боялся Комиссии, рассказал все, что видел, ничего не придумывал и постарался вспомнить все поточнее, т. е. поддержать психологически. Предупредить об этом следует еще до того, как указанные лица войдут в помещение, где производится опрос. Если указанные требования нарушаются, взрослых удаляют с опроса.

Перед тем как задавать вопросы непосредственно об инциденте, ученику объясняют, что очень важно рассказать только то, что он сам видел и помнит, а не переданное ему другими очевидцами и не домысленное самостоятельно.

Сначала задают общий вопрос – рассказать в свободной форме, что он видел. Затем можно уточнить:

• Применял ли учитель силу к ребенку?

• Что учитель сделал?

• Бил ли учитель ученика?

• Обзывался ли учитель?

• Слушался ли ребенок учителя?

• Вырывался ли ребенок из рук учителя? и т. п.

Потом необходимо перечитать вслух ответы и спросить, все ли записано точно, какие есть дополнения.

Комиссия должна стремиться к выяснению всех имеющих отношение к делу вопросов. Главное, чтобы были устранены противоречия между показаниями опрашиваемых, например, с помощью дополнительных вопросов, повторного опроса и т. д. Если один ученик говорит, что учитель ударил ребенка и затем ушел из класса, а другой – что было наоборот: учитель сначала выбежал, потом вернулся и ударил ребенка, надо попытаться выяснить, как же было на самом деле.

При повторной беседе вопросы должны быть не наводящими (“А ты точно уверен, что было именно так, а не наоборот?”), а позволяющими еще раз подумать и вспомнить увиденное. Спросите, точно ли ученик помнит это, попросите еще раз рассказать подробно и в деталях спорный момент, выясните, где ребенок был в это время (может, он без очков сидел на дальней парте и думал, что видит удар, но на самом деле видел взмах руки) и т. п.

Комиссия также должна опросить и непосредственного участника инцидента – ребенка, который считает, что учитель применил в отношении него недопустимое насилие. Данного ученика надо опрашивать особенно тщательно с выяснением мельчайших деталей. Если это возможно, лучше, чтобы он сам записал ответы на вопросы Комиссии (своим почерком, возможно, в присутствии родителей, чтобы не было обвинений в том, что ребенка путали, сбивали с толку и т. п.).

Родителей следует предупредить о недопустимости подсказок, попыток влиять на объяснения ребенка (под угрозой удаления). Дело в том, что ребенок может приукрашивать события в свою пользу, а то и просто лгать. Ложь же выдают именно мелочи, и обнаружить нестыковки в рассказе тем проще, чем он подробнее. С первого взгляда они могут быть незаметны для лгуна, мало кто из детей способен идеально во всех деталях сконструировать непротиворечивую вымышленную ситуацию. Не исключено, например, что ученик, сказав об ударе учителя, в результате чего ребенок получил синяк, царапину, иную травму, так опишет свое положение во время инцидента, сам удар, иные обстоятельства, что станет очевидным отсутствие физической возможности нанести подобную травму. Или выяснится, что ребенок не учел присутствия окружающих и его объяснения будут противоречить показаниям остальных.

Подобный опрос учителя школы (если директор полагает, что тот лжет) не столь эффективен. Опытный следователь смог бы так построить допрос, что поймал бы и взрослого человека на противоречиях, “выудил” бы свидетельство против себя же. Однако в школе следователей нет. А взрослый, в отличие от ребенка, способен гораздо лучше сконструировать ситуацию, которой не было в действительности, поэтому поймать его на лжи будет существенно сложнее.

Выполнение всех этих рекомендаций не дает стопроцентных гарантий защиты интересов школы, подтверждения правомерности действий учителя. Однако надеемся, что данная информация поможет и администрации школы, и педагогам вести себя более грамотно с юридической точки зрения, не допускать распространенных ошибок.

Справочник руководителя образовательного учреждения. 2007. № 2. С 63-68.

Источник: www.menobr.ru



Подписка на статьи

Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

Вебинары и конференции


Мероприятия

Проверьте свои знания и приобретите новые

Участвовать

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией

Электронная система

Справочная система «Образование»

Вебинары


Рассылка




© МЦФЭР, 2016. Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-50243 от 20 июля 2012 года.
Ознакомьтесь с соглашением об использовании.
Resobr.ru: сайт для специалистов и руководителей сферы дошкольного образования. Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции сайта. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

По вопросам подписки обращайтесь: 8 800 775-4822 (звонки по России бесплатные)
По вопросам клиентской поддержки тел.: +7 (495) 937-90-82



  • Мы в соцсетях
Материал только для зарегистрированных пользователей

Чтобы продолжить чтение, пожалуйста, зарегистрируйтесь.

Это бесплатно и займет всего минуту, а вы получите:

  • доступ к профессиональным материалам и полезным сервисам;
  • статьи и готовые рекомендации по главным вопросам управления образованием;
  • шпаргалки для безошибочной работы;
  • вебинары и презентации от лучших экспертов.

А еще в подарок за регистрацию Вы получите видеолекцию «ФГОС ДО: стандарт условий и стандарт поддержки разнообразия детства».

Лектор: Волосовец Т.В., директор Института изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
×
Регистрация

Зарегистрируйтесь, чтобы получить документ. Это бесплатно и займет всего минуту!

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Я тут впервые
И получить доступ на сайт
Займет минуту!
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль